Публикация «PERSPICILLUM» 8(08) 15 мая 2024 год

КОМУ И КАК ПРОЛЕТАРИАТ СТАВИЛ ПАМЯТНИКИ

Среди документов первого плана монументальной пропаганды Советской России одним из важнейших был утверждённый Совнаркомом список памятников, намечавшихся к установке в городах РСФСР.

И.Д. Шадр
И.Д. Шадр, скульптура «Булыжник – оружие пролетариата», создана в 1927 г. (гипс), отлита в бронзе в 1947 г., гипсовая версия хранится в Третьяковской галерее.

Уже при первой беседе с наркомом просвещения РСФСР А.В. Луначарским по поводу монументальной пропаганды, в начале апреля 1918 года, Председатель Совета народных комиссаров РСФСР В.И. Ленин предложил установить памятники великим людям, для чего, по его словам, «надо составить список тех предшественников социализма или его теоретиков и борцов, а также тех светочей философской мысли, науки, искусства и т. п., которые хотя и не имели прямого отношения к социализму, но явились подлинными героями культуры».

В конце мая А.В. Луначарский поручил Московской художественной коллегии Наркомпроса подготовить программу постановки пятидесяти памятников, а в Петрограде уже в июне сделал первые заказы скульпторам на проекты памятников Радищеву, Рылееву, Пестелю, Белинскому, Добролюбову, Чернышевскому, Некрасову, народовольцам, дополненные в июле памятниками Марксу и Герцену. В этом подборе имён уже видна определённая программа, пока ещё очень скромная по объёму.

Московская художественная коллегия к 18 июня 1918 года представила в Совнарком «Докладную записку» и «Условия конкурса-заказа» — два взаимосвязанных документа, намечавших принципы и организационные формы проектирования будущих памятников. Первоначально «Докладная» оканчивалась следующей фразой: «Вместе с тем Коллегия просит Совет Народных Комиссаров представить список лиц, коим надлежит поставить памятники».

В составлении списка памятников, несомненно, участвовал А.В. Луначарский, но поскольку он тогда работал в основном в Петрограде, главную роль, по всей вероятности, играл известный историк-марксист М.Н. Покровский, заместитель Народного Комиссара просвещения. Именно он дважды докладывал варианты списка на заседании Совнаркома. На заключительной стадии, возможно, не обошлось без участия В.М. Фриче, авторитетного в партийных и советских кругах искусствоведа, тогда же участвовавшего в подборке цитат для монументальной пропаганды и составлявшего список революционных мыслителей, заменивших имена царей на обелиске в Александровском саду.

Документы, относящиеся к проекту постановки памятников, рассматривались Совнаркомом 17 июля 1918 года и были опубликованы в газеты «Известия ВЦИК» 24 июля.

В постановлении Совнаркома, в частности, говорилось:

«Совет Народных Комиссаров в заседании от 17 июля с. г. заслушал доклад тов. Покровского о постановке в Москве 50 памятников людям великим в области революционной и общественной деятельности, в области философии, литературы, наук и искусства, постановил:

...Поручить Народному Комиссариату по Просвещению опубликовать список известных учителей социализма и деятелей международной революции, а также художников и музыкантов, достойных постановки им памятников Советской Россией и через пять дней представить в Совнарком на утверждение список людей, которым предполагается поставить памятники.
...Условия конкурса, предложенного Московской художественной коллегией Отдела изобразительных искусств Наркомпросвещения, проектов памятников с поправками т. Подбельского утвердить.

Секретарь Совета: Горбунов».

Далее были напечатаны уже упоминавшиеся «Докладная» и «Условия конкурса», которые в связи с их исключительным интересом приводим полностью:

«Докладная записка Московской художественной коллегии при Нар. Ком. по Просв. в Сов. Нар. Ком. о постановке в Москве 50 памятников великим людям в области революционной и общественной деятельности, в области философии, литературы, наук и искусств.

По инициативе Председателя Совнаркома тов. Ленина, Комиссар Народного Просвещения тов. Луначарский сделал на заседании 27 мая предложение Художественной коллегии поставить памятники лицам, выдающимся в области революции и общественной деятельности, в области философии, литературы, наук и искусства.
Памятники должны быть поставлены на бульварах, скверах и т.п., во всех районах г. Москвы с высеченными выписками или изречениями на постаментах или антуражах, чтобы памятники эти явились бы как бы уличными кафедрами, с которых в массу людей летели свежие слова, будирующие умы и сознание мысли.
Вся трудность осуществления этой идеи заключается в том, чтобы скорость воплощения её не могла пойти за счёт художественной стороны, ибо государство, каковым оно сейчас является, не может и не должно являться инициатором дурного вкуса.
Вот почему Коллегия положила в основу организации этого дела совершенно новые начала, доселе у нас, да и во всем мире, может быть ещё ни разу не испробованные, не испытанные.
В основу плана Коллегией положено, с одной стороны, привлечение наивозможно более широких и молодых сил скульпторов-художников, с другой стороны, привлечение широких народных масс к участию в художественном творчестве.
Раньше, при бюрократическом режиме, объявляли такие условия конкурса, что работали на конкурс или по поручению заведомые генерал-художники или те из художников, которые были обеспечены материально и могли, не считаясь с потерей времени, принимать участие в конкурсе. Результаты таких конкурсов общеизвестны: сооружения их теперь убираются с площадей. Все же молодые художники ютились по чердакам и темным комнатам, загнанные и забытые, не имея никаких гражданских прав. В искусстве все новое, свежее гналось и преследовалось всевозможными путями. Примеров сколько угодно. Таково было у нас положение художника и особенно художника-новатора.
Выход из этого один: привлечь молодые и свежие силы художников означенной профессии, те именно элементы, которым был всячески преграждён доступ к общественной работе, и дать возможность высказаться свободно ныне в Свободной Республике. Отвергая поэтому всякие премии, Художественная коллегия находит целесообразным дать возможность свободно высказаться скульптору-художнику, лишь обеспечив его материально на время работы.
Коллегия также считает необходимым при исполнении данного конкурса уничтожить обычные жюри и остановиться на всенародном обозрении и суждении о проектах-эскизах уже на предназначенных местах. Со дня передачи конкурса-заказа на исполнение должно пройти не более трёх месяцев, в течение которых скульпторы должны обработать эскизы-проекты, в виде ли бюста, фигуры и барельефа, из лёгкого материала – гипса, цемента и дерева, и поставить на соответственное место. После чего всенародное суждение решит, какие проекты-эскизы должны быть приведены в законченное исполнение из твёрдого материала, бронзы, мрамора и гранита, и поручит тогда скульптору-автору эту работу, так что всякая работа должна быть закончена приблизительно к концу сентября текущего года.
Московская Художественная коллегия полагает, что только при такой организации всего дела возможно наискорейшее и наихудожественное выполнение идеи тов. Ленина.
Полагая вместе с тем, что это бы внесло большое оживление как в нашу мёртвую художественную действительность, так и бросило бы искру в художественное сознание народа, Московская Художественная коллегия уверена, что в Совете Народных Комиссаров оно также встретит живое сочувствие и не будет отложено в сторону па неопределённое время.

Заведующий Отделом Изобразительных Искусств: Татлин.
Секретарь: Дымшиц-Толстая
».

«Условия конкурса-заказа Московскому профессиональному союзу скульпторов-художников на 50 памятников-портретов великих людей революции, общественных деятелей, философов, писателей, художников, музыкантов, артистов, учёных.

1. Памятники имеют быть поставлены в скверах и на площадях г. Москвы, как в центре, так и на окраине.
2. Величина каждого памятника не должна превышать в общем размере с пьедесталом 5 аршин, причём бюст или фигура не должны быть менее полуторной величины натуры.
3. Усмотрению художника предоставляется полная свобода выразить идею памятника в виде бюста, фигуры или барельефа, а также соотношение между постаментом и бюстом этой фигуры.
4. Постамент или антураж, если таковой будет окружать памятник, предполагается покрыть выписками из сочинений или изречений лица, коему предназначается памятник.
5. Проект-эскиз должен быть исполнен в натуральную величину памятника и поставлен на постамент на предназначенное ему место в течение 3 месяцев со дня передачи конкурса-заказа (т. е. приблизительно к концу сентября нового стиля 1918 года).
6. Памятник может быть исполнен в патинированном или натуральном виде.
7. Весь заказ передаётся на исполнение Московскому профессиональному Союзу скульпторов на основе внутреннего распределения конкурса, с оплатой 3-месячной работы скульптору-художнику, затрат на материал, на отливку и постановку памятника.
8. Расходы по принятой смете определяются в размере 7.910 руб. по каждому памятнику, каковая сумма выдается в два срока: первая половина в количестве 4.000 руб. выдаётся при начале работы, вторая – через полтора месяца после начала работы.
9. Скульптор, не представивший к означенному сроку работу без уважительных причин, возвращает аванс или несёт в полной мере ответственность перед Советской властью; одновременно за невозвращение авансов отдельными скульпторами, ответственность перед Советской властью несёт Московский профессиональный Союз скульпторов-художников в целом.
10. Все исполненные памятники-проекты подлежат на местах всенародному обозрению и суждению для утверждения к законченному исполнению в твёрдом материале (бронза, мрамор, гранит) по отдельной на каждый проект смете, представляемой автором.
Примечание к § 7. Одновременно правом представления проекта-эскиза памятника пользуется каждый гражданин, при условии, что труд его будет оплачен только в том случае, если представленный проект будет признан заслуживающим внимания».

Подборку документов в газете «Известия ВЦИК» заключал «Список лиц коим предположено поставить монументы». Хотя в названии доклада Покровского значилось «50 памятников», первый проект списка содержал 63 имени, разделённые на шесть групп: революционеры и общественные деятели (23 имени), писатели и поэты (17), философы и ученые (5), художники (8), композиторы (8), артисты (2).

Публикация предварительного списка памятников свидетельствует о желании Совнаркома обсудить его более широко и внимательно, прежде чем окончательно утвердить. Это вытекало из стремления сделать список относительно полным и всеохватывающим и, с другой стороны, по организационным и экономическим соображениям, не слишком увеличивать его по сравнению с первоначально намеченным числом в пятьдесят памятников.

Очевидно, что в последних числах июля список усиленно обсуждался и дорабатывался. 31 июля «Известия» опубликовали новый вариант списка, содержащий дополнительно 8 имён и в то же время сокращённый в целом с 63 до 54 памятников.

Почти все дополнения этого промежуточного списка оказались включёнными в его окончательный вариант, который рассматривался Советским правительством накануне, 30 июля.

Он озаглавлен: «Список лиц, коим предположено поставить монументы в городе Москве и других городах Российской Федеративной Социалистической Советской Республики, представленный в Совет Народных Комиссаров Отделом Изобразительных Искусств Народного Комиссариата Просвещения».

Список скреплён подписью В.И. Ленина.

Список памятников
Список памятников, утверждённый Совнаркомом 30 июля и опубликованный в газете «Известия» 2 августа 1918 г.

Характер Списка разъяснялся, и сам он дополнялся одновременно принятым и опубликованным правительственным постановлением:

«Совет Народных Комиссаров 30 июля с. г., рассмотрев проект списка памятников великих деятелей социализма, революции и пр., составленного Народным Комиссариатом по просвещению, постановил:

а) поставить на 1-е место постановку памятника величайшим деятелям революции — Марксу и Энгельсу;
б) внести в список писателей и поэтов наиболее великих иностранцев, напр., Гейне;
в) исключить Владимира Соловьева;
г) включить в список т. Баумана и Ухтомского;
д) поручить Комиссариату Народного Просвещения войти в соглашение с президиумом Московского Совдепа и немедленно начать приводить в исполнение постановку памятников. В случае какой-либо затяжки доложить об этом Совету Народных Комиссаров.

Председатель Совета Народных Комиссаров: В. Ульянов (Ленин)
Управляющий делами Совета Народных Комиссаров: В. Бонч-Бруевич
Секретарь Совета: Н. Горбунов
».

Таким образом, Список рассматривался не как жёсткий «канон», а в качестве широкой и целеустремлённой программы, которая может в дальнейшем уточняться и расширяться. В принятом списке 66 имён. Постановление Совнаркома дополнило его тремя конкретными фамилиями и общим пожеланием добавить имена великих иностранных писателей.

По сравнению с первым вариантом (обсуждавшимся 17 июля) в Списке добавлены Лассаль, Рылеев, Фурье, Сен-Симон, Оуэн, Желябов, Перовская, Кибальчич, Гоголь, Никитин, Новиков – 11 имён, но отсутствуют Мечников, Растрелли-старший, Бетховен, Глинка, Чайковский, Римский-Корсаков, Бородин и имевшийся в промежуточном списке П. Алексеев. Эти сокращения ни в коей мере не имели запретительного или неодобрительного значения, а были вызваны лишь стремлением не раздувать и без того грандиозное задание.

Об этом свидетельствует ещё один список – перечень реальных заданий скульпторам Москвы, включавший 62 памятника и отличавшийся от утверждённого Списка как дополнениями, так и сокращениями. Сюда, в соответствии с пожеланием Совнаркома, были включены заказы на проекты памятников иностранным писателям: Гейне, Байрону, Руссо, Гюго, Вольтеру, Золя, Ибсену, Верхарну. Кроме того, добавлены имена Бланки, Болотникова, Каракозова, Сурикова, Сезанна, Менье, Бетховена, Римского-Корсакова, а также памятник «свеаборжцам» – морякам крепости Свеаборг. С другой стороны, ряд памятников из утвержденного Списка остался в Москве незаказанным.

С.Т. Конёнков
С.Т. Конёнков возле своего деревянного памятника «Степан Разин с ватагой», установленный на Красной площади в Москве в 1919 году. С.Т. Конёнков, вариант головы Степана Разина.

Намеченный список составлял резкий контраст памятникам, сооружавшимся в дореволюционной России. Тогда в основном ставились монументы знаковым историческим событиям, царям и членам царской семьи, наиболее крупным сановникам, генералам. По пальцам можно было перечесть памятники нескольким писателям и деятелям культуры. Царское правительство запретило сооружение памятника Шевченко, запретило установку готового памятника Шопену, черносотенцы не позволили поставить готовый памятник Толстому.

В принятом Совнаркомом списке обращает на себя внимание тот факт, что в нём содержались имена оппонентов действующей власти. В список были включены Бакунин и Лассаль, с политическими взглядами которых бескомпромиссно боролись Маркс и Энгельс, народники Михайловский и Лавров, чьи позиции в своё время подверглись резкой критике Ленина, эсер-террорист Каляев, умерший незадолго перед тем Плеханов, в последние годы своей жизни занимавший антибольшевистскую позицию.

В то же время предложение поставить памятник Вл. Соловьёву, очень популярному тогда в кругах русской интеллигенции религиозному философу, было отвергнуто Лениным, посчитавшим, что «широта взглядов» в этом случае была бы неуместной и могла бы выглядеть как уступка идеалистической философии и попыткам богоискательства.

Более половины названных в списке имён составляли писатели и поэты, философы и учёные, художники, скульпторы и архитекторы, композиторы и артисты. В те начальные дни строительства советской культуры Список памятников наглядно выражал идею в том, что эта культура наследует все культурные сокровища, созданные до тех пор человечеством.

Дальнейшие решения о постановке памятников, как правило, являлись логическим дополнением Списка, утверждённого 30 августа 1918 года Советом Народных Комиссаров. Так, в Москве в 1919–24 годы предполагалось сооружение памятников Свердлову, Загорскому, К. Либкнехту, Ногину, Воровскому, Кола ди Риенци, Пугачёву, Тимирязеву, Тургеневу, Островскому, И.3. Сурикову и другим.

В Петрограде заказы на памятники базировались на утверждённом Списке, но, как и в Москве, несколько отличались от него. Так, дополнительно проектировались в те же годы памятники К. Либкнехту и Р. Люксембург, Бланки, Каракозову, Сазонову, Шмидту, Урицкому, Байрону, Руссо, Ибсену, Тургеневу, Рентгену, Сезанну, Курбе, Воронихину, Баженову, Щепкину и некоторым другим.

В разных городах страны также создавались памятники, намеченные Списком, но были и существенные отличия, обусловленные в первую очередь местными особенностями. Если придерживаться рубрикации, данной в Списке 30 июля, то можно назвать дополнительные примеры памятников революционным и общественным деятелям: 26 бакинским комиссарам, Артему, Цулукидзе, Шаумяну, декабристам и др.; писателям: Коцюбинскому, Короленко (на Украине), Сабиру (в Баку), Церетели, Ниношвили (в Грузии), Перецу (в Белоруссии) и др.; ученым, например Песталоцци (в Белоруссии).

Статуя Ленина в Сиэтле (США)
Эмиль Венков. Статуя Ленина в Сиэтле (США), создана 1988 г, в 1993 г. перевезена из г. Попрад (ЧССР) в г. Сиэтл (США).

Наличие списка-программы было необходимым условием организованного массового проектирования памятников, не предрешавшим при этом его конкретной формы: в Москве был сделан большой единовременный заказ, в Петрограде памятники создавались группами в несколько очередей, в провинциальных городах из общего списка выбирались один-два памятника.

Работа по монументальной пропаганде популяризировалась всеми доступными средствами: показывалась в кинохронике и с помощью диапозитивов, подробно освещалась в газетах и журналах. В 1918–1919 годах было напечатано свыше миллиона почтовых открыток с изображениями новых памятников или их проектов. Список памятников был важным исходным материалом для общеобразовательной и пропагандистской деятельности. На его основе издавалась большая серия биографических брошюр с общим заголовком: «Кому пролетариат ставит памятники». Список намечавшихся к сооружению памятников фигурировал в качестве самостоятельного объекта монументальной пропаганды в нескольких местах на московских стенах, например на кирпичной ограде Реввоенсовета вдоль Гоголевского бульвара. Утверждённый Советом Народных Комиссаров «Список лиц, коим предположено поставить монументы» был конкретной рабочей программой одного из разделов обширного плана обращения к средствам монументально-декоративного искусства.