Публикация «PERSPICILLUM» 3(03) 08 апреля 2024 год

ПЕРВЫЙ ПОРТРЕТ

Каким был «социальный заказ» в изобразительном искусстве в послереволюционный период в России? И в каких условиях 100 лет тому назад приходилось жить и работать начинающему художнику? Об этом рассказ от первого лица – народного художника РСФСР Петра Васильева:

«...Тысяча девятьсот двадцать второй год. Никогда прежде не унывавшая Одесса, походившая на пёструю, шумливую ярмарку, была необыкновенно скорбной и печальной. Было люто, голодно.

Я, студент Одесского художественного института, промышлял, словно фотограф, моментальными рисунками с натуры в ресторанах и на кладбищах.

Надо было выжить. Мы были неисправимыми оптимистами, верили, что наступят светлые, радостные дни.

Наша южная столица, один из оживлённых городов Черноморского побережья, в ту пору славилась как город «изящных искусств».

В институте на занятиях мы с невозмутимым академизмом, словно не было вокруг разрухи, голода и смертей, писали тощих от постоянного недоедания натурщиц и бутафорские натюрморты. Внешне казалось, что мы живём изолированной от бурь и потрясений жизнью, чистым искусством. Но так только казалось.

При институте была создана производственно-художественная мастерская, которая выполняла по заказам всевозможные оформительские работы.

Однажды к нам пришли рабочие одного из предприятий города, кажется, станкостроительного завода. Пришли небольшой делегацией.

Мы показали им свои классы, кое-какие работы, рассказали об искусстве. Рабочие деловито рассматривали наши труды, внимательно слушали, расспрашивали и не переставали недоумевать:
— Что вы все голых женщин рисуете да фрукты? — спрашивали они. — Вы бы нам про революцию рисовали, про героев гражданской войны...

А один из них произнёс: «Ленина рисуйте...».

Мы молчали. Хоть и много слышали об Ильиче, но, право же, имели весьма смутное, поверхностное представление не только о его внешнем облике, но даже о его деятельности.

Рабочие ушли.

Машинист рудника «Гора Высокая» Д.Ф. Пестов
«Машинист рудника «Гора Высокая» Д.Ф. Пестов». Автор Васильев П.В. 1942 г.

А на другой день снова явились и прямо к нашему политкомиссару А.М. Заславскому (были тогда в институтах и такие должности). И уже с настойчивой просьбой: сделайте нам портрет Ленина. Чтобы у нас светлее стало!

Заславский дал им слово, что портрет будет сделан. И тут же, вызвав меня к себе, сказал:
— Оставь все дела, срочно берись за портрет.

Конечно, автором этого портрета я стал именно потому, что писал с натуры портреты участников гражданской войны, композиции на темы революции. Словом, имел кое-какой опыт.

Но в данном случае дело значительно осложнялось. Как я мог написать портрет человека, если его ни разу в жизни не видел, а фотографий и художественных портретов его днём с огнём не сыскать? Всем хорошо известно, как перегружен был Ленин государственными делами, да к тому же не любил позировать фотографам и художникам. Поэтому портретов его почти не было, и в Одессе можно было найти лишь наивные изображения Владимира Ильича, сделанные местными художниками.

Пролетарский поэт Полетаев писал:
«Портретов Ленина не видно.
Похожих не было и нет.
Века уж дорисуют, видно,
Недорисованный портрет».

Конечно, поэт говорил о портрете Ленина аллегорически, однако я воспринимал эти стихи очень конкретно.

Заславский где-то раздобыл фотографию Ленина во весь рост. Это был кинокадр из хроники, снятой на территории Кремля в 1918 году. План был средний, и лица Ильича на нём почти не было видно. Что делать? Начались поиски. И лишь в обкоме партии с трудом удалось выпросить известную фотографию Оцупа, где Ильич снят крупно в фас. Однако размеры снимка были настолько маленькими, а сама фотография такой тёмной, сильно заретушированной, что по ней, разумеется, нельзя было судить о цвете волос и глаз В. И. Ленина. А ведь портрет надо было писать в цвете.

И все же я приступил к работе. Хороших красок не было. В институте в качестве неприкосновенного хранился небольшой запас сухих красок. Но не было масла. Пришлось разводить на керосине. Но и это ещё не все. Не нашлось холста. По иронии судьбы в ход пошла старая икона. Я соскоблил слой прежних красок, заново загрунтовал и начал писать. Работа продвигалась медленно. Я чувствовал неуверенность да к тому же большую ответственность. Написал я Ильича жгучим брюнетом. Когда рабочие увидели первый вариант портрета, один из них, правда, не очень уверенно, заметил:
— Ленин, кажется, рыжеватый...

Я заново переделал портрет. Теперь Ильич получился у меня рыжеватым. Но опять оказалось не то. Не помню, кто-то авторитетно подсказал, что Ленин был темно-русым.

Пришлось сделать третий вариант.

Два месяца работы. Уж очень хотелось сделать. И, несмотря ни на что — на недостаточное сходство, на неточности изображения и мою неопытность, — портрет рабочим понравился.

Портрет Ленина повесили на самом видном месте в клубе завода. Толпами стояли люди перед ним, детально изучая облик Ильича. По этому случаю на заводе состоялся вечер. Меня тоже пригласили. После короткого митинга подали чай с сахарином и крошечным кусочком хлеба.

Портрет В.И. Ленина
«Портрет В.И. Ленина». Автор Васильев П.В. 1969 г.

А потом была долгая беседа с рабочими. Они убеждали, что мне необходимо продолжать работу над ленинской темой, подчёркивали её значительность и необходимость для всего пролетариата. Мои новые друзья расспрашивали о моем быте, об условиях жизни и учёбы.

Через несколько дней рабочие снова пришли в институт и долго говорили с Заславским. После этого визита я узнал, что рабочие завода решили оказать мне материальную помощь. Выражалась она в весьма оригинальной форме. Выделив группу наиболее обеспеченных (относительно, конечно!), они поручили каждому из них приглашать меня по очереди по воскресеньям на обед.

Сейчас я не помню, сколько этих скромных обедов было съедено мной в тот незабываемый 1922-й год, но я был безгранично благодарен рабочим за их поистине трогательную заботу и поддержку.

Мои новые друзья посоветовали в том же году устроить персональную выставку рисунков и набросков на темы Ленина, революции и гражданской войны. За несколько месяцев я набросал серию рисунков Ленина, сделал десятки эскизов, в какой-то мере достиг внешнего сходства.

Художнику и в наши дни ведомы хлопоты и волнения перед персональной выставкой. Но насколько необычнее все обстояло в те времена. Ведь сама тема рождала повышенное чувство ответственности, хотелось, чтобы работы были оформлены как следует, а достать стекла и рамы оказалось невозможным. Что делать? Я, решив воспользоваться окнами квартиры, в которой снимал комнату, вынул из рам стекла. Так мне и удалось оформить выставку, на которой было сорок рисунков. И хотя дома мёрз по ночам в открытой всем ветрам комнате, все же я был в те дни по-настоящему счастлив. Рабочий зритель мою выставку одобрил, а в решении жюри, которое до сего дня хранится у меня, говорилось:
«Художественное общество имени К.К. Костанди в заседании своём 13 ноября 1922 года, заслушав отзывы избранного жюри, постановило выдать Вам премию в размере семи миллионов рублей».

Представляете? Семь миллионов! Но, увы, их хватило лишь на буханку хлеба, гимнастёрку и старенькие рамки для окантовки рисунков.

Правда, за все эти радости мне пришлось расплачиваться. Разгневанная хозяйка квартиры пригрозила мне судом и выгнала на улицу. Так я оказался на чердаке в доме художественного института.

Я не знаю, сохранился ли мой первый портрет Ленина. Была ведь война. Фашисты разрушили город и разграбили его.

Немало портретов Ленина создано мной за долгую жизнь в искусстве. Есть среди них и удачные и менее удачные. Но тот, первый, пожалуй, мне дороже всех...».

Марки с изображением В.И. Ленина
Марки с изображением В.И. Ленина. Автор Васильев П.В.

Пётр Васильевич ВАСИЛЬЕВ (1899 – 1975) — русский советский художник и график, народный художник РСФСР, лауреат Сталинской премии первой степени. Создал ряд рисунков и картин, посвящённых В.И. Ленину и И.В. Сталину. Автор почтовых марок. Марка, выпущенная по его эскизу в честь 94-летия со дня рождения В. И. Ленина, была признана лучшей маркой 1964 года. Его рисунки и картины помещены также на марках ленинской тематики таких стран, как Монголия, КНДР, Чехословакия, Индия, Сенегал, Того.